tarabac (tarabac) wrote,
tarabac
tarabac

Сражение при Гранике - часть 2.

Продолжение. Начало здесь http://tarabac.livejournal.com/548.html

А теперь попробуем реконструировать битву при Гранике, изучив сообщения Арриана, Курция Руфа, Плутарха, Диодора, критически их осмыслив. В интернете, как и в БСЭ, и в Википедии, так и в другим местах уже приведенены попытки реконструкции этого сражения, но все они страдают несоразмерной масштабу сражения численности противостоящих друг другу войск, времени сражения и совершенно некритическим отношением к описанию самого сражения, сохранившегося с тех далеких времен.
Итак, начнем. В части первой путем анализа хода битвы, критически осмыслив данные Википедии и БСО, мною установлено, что в сражении с персидской стороны не могло принимать участие больше чем 5000 греческих наемников и 1500-1800 всадников, и это максимальные цифры, при полном отсутствии персидской легковооруженной пехоты. Это подтверждается в том числе и косвенными данными - в централизованной попытке после катастрофы под Граником остановить македонское наступление у Милета и Галикарнаса мы не видим ни персидской конницы в каком либо значительном масштабе, ни персидской легковоруженной пехоты. Основную тяжесть оборонительных боев со стороны персов принимает на себя греческая наемная пехота, возглавляемая Эфиальтом и Мемноном, как верховным командующим персидской армии в Малой Азии, действовавшая в союзе с ополчением сохранивших верность персидскому царю карийцев и галикарнасцев, во главе с сатрапом Карии Оронтобатом.
Ну а теперь перейдем непосредственно к битве. Вот что пишет Арриан и Плутарх, ну и с дополнением от Диодора : От Лампсака Александр выступил на запад во главе с авангардом копьеносцев и легко вооруженных войск; недалеко от места нахождения персидской армии Парменион, который не счел возможным переправляться через разлившийся Граник на глазах у персов, предложил Александру разбить лагерь на западном берегу реки, поскольку считал, что персы, чрезвычайно напуганные, ночью снимутся с лагеря и отойдут. Его ответ Пармениону был следующим: Геллеспонт, который они пересекли, покраснел бы со стыда, если бы Александр побоялся пересечь такой ручей, как Граник; а отложить наступление на вражеское войско – значит лишь придать ему сил, ибо персы давно не терпели поражений, и у них нет никаких причин для их страха, который приписывает им Парменион.
Затем он построил свою армию к бою и, хотя Арриан путается в деталях, принятый им порядок, с некоторыми вариантами, определяется как следующий.В центре разместилась фаланга в количестве шести батальонов: ими командовали справа налево: Пердикка, Кен, Аминта, сын Андромена; Филипп, сын Аминты; Мелеагр; Кратер.Справа от фаланги стояли гипасписты во главе с Никанором, сыном Пармениона; рядом с ними объединенные силы, составленные из копьеносцев, пеонийской легкой кавалерии и эскадрона Сократа[130], последний под командованием Птолемея, сына Филиппа, и все три под командованием Аминты, сыны Аррабея; к этим войскам примыкала кавалерия гетайров под командованием Филота, сына Пармениона; и, наконец, справа от них критские лучники во главе с Клеархом, а также копьеносцы-агриане под руководством Аттала.
Слева от фаланги расположилась фракийская кавалерия во главе с Агафоном; затем кавалерия греческих союзников во главе с Филиппом, сыном Менелая; и, наконец, фессалийская кавалерия во главе с Калатом.Правое крыло армии, состоявшее из трех правых батальонов фаланги и всех, кто находился справа от них, возглавлял Александр, а три левых батальона и все, кто были слева от них, составляли левое крыло – под командованием Пармениона.

Персидский боевой порядок, как сказано у Гроута (История Греции. Т. X. С. 31), был следующим: мидийская и бактрийская кавалерия справа под командованием Реомифра; пафлагонская и гирканская кавалерия во главе с Арситом и Спитридатом – в центре; слева – кавалерийские подразделения Мемнона и Арсамена. Это не полный список, поскольку из перечня потерь, понесенных персами, ясно, что там были и другие командиры. Греческие наемники стояли в тылу кавалерии.

Некоторое время длилось затишье; но, когда по сверкающим доспехам и по сопровождению персидские полководцы признали Александра, выстраивавшего свою кавалерию гетайров на правом фланге, они решили, что он намеревается атаковать их левое крыло, которое они укрепили. Хотя они могли видеть любые передвижения Александра, они не разгадали его план. План состоял в том, чтобы начать основное наступление не на их левом фланге, но ударить слева от центра их фронта.
Для выполнения этого плана он приказал Аминте, сыну Аррабея, усилить объединенное войско батальоном гипаспистов; затем начать наступление по диагонали направо через линию кавалерии гетайров и атаковать крайний левый фланг персидского фронта. Цель этой атаки ясна: заставить персов сместить кавалерию из центра на левый фланг, тем самым ослабив центр, сквозь левую часть которого Александр намеревался вести свою кавалерию гетайров, поддержанную слева двумя батальонами гипаспистов и тремя правыми батальонами фаланги.
В назначенный срок Аминта начал наступление и, достигнув реки, был встречен градом копий. Действия кавалерии Арриан характеризует так: «Всадники смешались: одни стремились выйти на берег, другие им препятствовали. С персидской стороны сыпался град дротиков; македонцы сражались копьями. Македонцы, не имея численного преимущества,поначалу несли жестокие потери, поскольку вынуждены были бороться с течением реки, а также потому что они находились ниже своих противников; ведь персы сражались с высокого берега, где стояли лучшие персидские кони. Сам Мемнон вместе с сыновьями участвовали в этой битве наравне со всеми, и македонцы, которые достигли берега первыми, хотя и выказали огромное мужество, были истреблены – все, кроме тех, кто отошел к Александру, который теперь вступил в сражение и приближался (Арриан. I).
Когда Аминта отвлек внимание персов на левом фланге, Александр, под звуки барабанов с криками «Enialius» (гомеровское имя бога войны), повел вперед кавалерию гетайров, повернул их чуть влево и врезался по косой в левую половину центра персов. Он переправился через реку во главе царского эскадрона и пробился на восточный берег. Когда персидские полководцы узнали его по белому плюмажу на шлеме, они бросились в битву, желая сразиться с ним в единоборстве. Стремительное наступление царского эскадрона облегчило переправу для флангов, поскольку, пока кипел бой вокруг Алекандра, «один за другим подразделения македонцев легко переправились через реку». Этот момент боя Арриан описывает следующим образом: «Это было конное сражение, хотя оно походило на сражение пехоты; кони сошлись с конями, люди с людьми, македонцы пытались оттеснить персов с берега на равнину, персы хотели помешать переправе и сбросить македонцев в реку. Однако уже чувствовалось превосходство сил Александра, не только из-за их натиска и железной дисциплины, но и потому что они сражались копьями с длинными древками из кизила против коротких копий» (Арриан. I).
Хотя Арриан не дает более развернутого описания этого сражения, его краткое изложение гомеровской битвы вокруг Александра содержит важнейшие детали для понимания происходящего. Он пишет, что, когда Александр вступил в битву, его копье надломилось и он повернулся к одному из стражников за другим копьем. Но поскольку копье его стражника также сломалось, коринфянин Демарат – тот самый, что мирил Александра с его отцом, – поспешил ему на помощь, отдав свое копье. Как только Александр получил копье, к нему подскакал Митридат, зять Дария, опередивший свой эскадрон. Александр ударил копьем ему в лицо и повалил на землю. В это время другой персидский командир Ресак ударил его по голове боевым топориком и отсек часть шлема вместе с белым плюмажем. Александр повернулся, сбил его с лошади и вонзил копье ему в грудь. Спитридат, сатрап Лидии и Ионии, который оказался позади Александра, уже замахнулся топориком, чтобы его ударить, но Клит Черный ранил его в руку и тем самым спас Александру жизнь.
Пока шла эта битва, эскадрон за эскадроном гетайров переправлялись через реку, то же делали и гипасписты и три правых батальона фаланги (см. Плутарх. Александр. XVI), которым утратившая боевой порядок и лишенная командиров персидская конница могла оказать лишь слабое сопротивление. Затем весь персидский центр подался назад. Можно предположить, что в это время левые батальоны Пармениона переправились через Граник: Диодор пишет, что фессалийская конница левого фланга Пармениона показывала чудеса храбрости и «наравне с царем они заслуживают восхищения и прославления» (Диодор. XVII).
Когда персидская конница обратилась в бегство, на поле битвы в стороне остались только греческие наемники. Согласно Плутарху, они запросили пощады, заявив, что готовы войти в состав войска Александра. Но он, по свидетельствам источников, отверг их просьбу. Александр отдал приказ гипаспистам и фалангистам атаковать пехоту с фронта, в то время как конница атаковала их с флангов и с тыла, и после того, как большинство наемников пало, 2 тыс. сдались без всяких условий. На этом изложение битвы согласно древним авторам заканчивается.

Ну и что тут можно сказать? Давайте по порядку, начнем с македонской армии. Плутарх и Арриан пишут, что Александр выступил на запад во главе авангарда копьеносцев и легковооруженных войск, ничего не говоря о коннице, а в самой битве уже согласно этим же авторам фигурируют полки тяжелой пехоты - фалангисты, 6 полков общей численностью до 12 тыс человек, фессалийская и македонская конница, конные отряды греческих союзников, фракийская конница, легковооруженные отряды и т.д., что приближает численность участвовавших македонских войск к 20 тыс человек, что довольно фантастически для авангарда. Логичней предположить, что под копьеносцами Арриан понимал отряды македонской и фессалийской конницы, возможно также греческих союзников.
Таким образом, совершенно невероятно, чтобы такая масса войск могла так быстро сосредоточиться на месте сражения, которое как пишут древние авторы произошла с "ходу". Так и хочется спросить, как с "ходу" собрать и развернуть растянувшую по долинам 20 тыс армию. Нет это исключено, а значит, участие ряда указанных подразделений македонской армии в сражении надо исключить. Да, конечно, к завершению сражения могли подойти ряд пехотных тяжеловворуженных  подразделений, но и их будет проблематично будет развернуть и построить за короткое время. Еще можно предположить, что в описании битвы древними авторами при Гранике наложилась ошибка - сама битва произошла не в один день, а в 2 и более, т.е. была цепочка небольших сражений. К примеру, Александр во главе отрядов македонской и фессалийской конницы, легковооруженных отрядов стрелков под вечер с ходу атаковал персидскую конницу под Граником, нанес ей поражение, а в связи с наступающими сумерками отложил атаку греческих наемников персов, а на следующий день, или через день, подтянув тяжелую пехоту, настиг и принудил к капитуляции отступавших на юг греческих наемников, скорее всего, части их, судя по озвученному числу пленных - 2000 человек, другой же части вероятней удалось скрыться и уйти на юг. В принципе выглядит данное предположение логично, что косвенно может подтвержаться тем обстоятельством, что у одних авторов сражение происходит вечером на исходе дня, сходу, а у других - с утра, и также с ходу. Так как установить точно не возможно, сосредоточимся лишь на противостоянии конных отрядов македонской и фессалийской конницы и персидской конницы, ибо это противостояние и победа в ней Александра предопределила завоевание западной части Малой Азии вплоть до Галикарнаса.
Персидский боевой порядок, описанный у Гроута ( скомпилированный из сообщений Арриана, Плутарха и т.д. ) не менее фантастический - мидийская и бактрийская конница справа под командованием Реомифра; пафлагонская и гирканская кавалерия во главе с Арситом и Спитридатом – в центре; слева – кавалерийские подразделения Мемнона и Арсамена. Сразу же возникает вопрос - откуда взялись мидийская, бактрийская, гирканская конница в Малой Азии, да еще и под началом сатрапов Лидии, Фригии, а не сатрапов Бактрии ( Бесса ), Мидии ( Антропата ), Гиркании ( не знаю ) и что еще более любопытное, так это конные отряды греческих наемников под началом самого Мемнона. Да, конечно, Мемнон со своими  телохранителями и родственниками вполне могли восседать на конях, но все же он командир корпуса греческих наемников, и значит, должен находиться во главе греческого наемного корпуса, а не стоять вместе с персидской конницей.

Дальше мы видим какой то фантастический план от Александра, который подается за гениальный - подразделения правого фланга македонской пехоты под командованием Аминты, сына Аррабея, начинают наступление по диагонали направо через линию гейтаров на крайнее левое крыло персов. Целью этой атаки подается как заставить персов сместить конницу из центра на левый фланг, тем самым ослабив центр, сквозь левую часть которого Александр якобы намеревался также по диагонали вести свою кавалерию гетайров для нанесения главного удара. В тоже самое время персы, заметив на правом македонском крыле Александра и македонскую конницу, без всяких фокусов усиливают свое левое крыло, что исключает описанные кульбиты македонцев... Таким образом получается бред полнейший... Достаточно сказать, что боевая колонна пеших македонцев под началом Аминты в случае выполнения подобного замысла откроет при движении свой левый фланг под удар, чем не воспользоваться персидские всадники просто не могли, и в то же время закрыв своей колонной от фронта левого крыла персидской конницы конницу гейтаров, и при этом атакующая колонна македонской пехоты окажется в клещах, и македонской ударной группе придется в беспорядке отступать прямо туда, где стоит сам Александр во главе гейтаров. А если Александр во главе гейтаров будет наносить удар левее левого фланга персов, ближе к центру, он определенно откроет собственный правый фланг всей массе персидской конницы на левом крыле, которое он предусмотрительно различными фокусами усилил на свою голову... Нет это невозможно, и таких приказов Александр отдавать никак не мог - иначе исход этой битвы был бы совсем другим, да и описание ее не свелось бы лишь к конному сражению вокруг Александра. Да, но как тогда подобный маневр, если считать его не вымыслом, как и кстате наличие у персов гирканской, мидийской и бактрийской конниц, попало в описание сражения? Вполне возможно, что персы стояли не точно напротив правого македонского крыла, а левее, а место напротив было к примеру подтоплено или вообще непригодно для переправы конницы. Также можно объяснить и тем, что в описании сражения на реке Граник наложились два или более боестолкновения, в разное время, объединенное в одно древними историками. Доказать это конечно невозможно, поэтому можно лишь критически оценивать те или иные действия македонской армии, и ее заявленную численность. Заявленные подразделения фаланги и конницы македонцев дают громадное численное превосходство над персами, что исключает "эксперименты" - досточно задавить противника массой своих войск. В подтверждению вышесказанному сомнению находим следующее несовпадение в описании сражения - В назначенный срок Аминта начал наступление и, достигнув реки, был встречен градом копий. Действия кавалерии Арриан характеризует так: «Всадники смешались: одни стремились выйти на берег, другие им препятствовали. С персидской стороны сыпался град дротиков; македонцы сражались копьями. Македонцы, не имея численного преимущества, поначалу несли жестокие потери, поскольку вынуждены были бороться с течением реки, а также потому что они находились ниже своих противников; ведь персы сражались с высокого берега, где стояли лучшие персидские кони. Сам Мемнон вместе с сыновьями участвовали в этой битве наравне со всеми, и македонцы, которые достигли берега первыми, хотя и выказали огромное мужество, были истреблены – все, кроме тех, кто отошел к Александру, который теперь вступил в сражение и приближался (Арриан. I). И все встает на свои места - небольшой конный отряд, прошедший действительно вдоль занимаемого персидскими всадниками берега  по руслу реки, своим перемещением на виду у персов изучала дно реки, возможности ее форсирования, противоположный берег, и атакованной на конечном пути следования персидскими всадниками, ответить на действия которых македонцы были не в состоянии ( привет длинным кизиловым копьям ), и отсутствующей на месте битвы македонской фаланги, присутствие которой в заявленном числе нанесло бы деморализующее воздействие на малочисленную персидскую конницу, чего мы не наблюдаем, судя по уверенности в себе, спокойствию и проявленной  отваге персидских всадников, даже несмотря на то, что в численности они заметно уступали только одной македонской коннице.
Дальше становится все понятно. Александр, убедившись в возможности беспрепятственного форсирования реки, во главе царской агемы переходит реку. Далее следует контратака персидской конницы, судя по именам командиров, это конница лидийского сатрапа и конные отряды, присланные персидским царем - ими командовали зятья Дария. Здесь мы видим классику - краткое локальное численное превосходство персов ( которое кстате древними авторами выдается за реальное численное превосходство персов в коннице и пехоте, что, как мы видим, неверно ), их прорыв к самому Александру. Короткий жестокий бой, длившийся минуты, в ходе которого персидские военачальники повержены, в дело вступают новые и новые переправляющие илы гейтаров, охватывающие персидскую конницу с двух сторон, и невелирующие прежнее локальное численное превосходство персов. Теперь численный перевес в бою уже на стороне македонцев. Подошедшие из за спины гейтаров стрелки ( критяне и агриане ) начинают обстрел находившихся на возвышенности персидских всадников, что окончательно приводит персов к мысли, что сражение
проиграно, цель недостигнута и пора давать деру. Вот собственно и все. Об участии фессалийской конницы в бою информации нет, кроме восторженных отзывов о ней ( вероятней всего дежурных - полезных и отважных боевых союзников принято хвалить, а как иначе ). Поэтому о ее действиях можно только лишь догадываться - и свои мысли я приведу ниже, в итоговом разборе сражения.

Итак, ход сражения вполне понятен, и непонятно лишь, почему что в БСЭ, что в Википедии, что в других местах, написано столько чуши, как по этому сражению, так и по другим битвам Александра с персами, как профессиональными военными ( за исключением Дельбрюка, которого игнорируют уже больше 100 лет ), так и историками.
Суммирая все вышесказанное, ход сражения выглядил примерно так - 2 македонские колонны, одна состоящая из македонских всадников под непосредственным командованием Александра, и идущими вслед за ними стрелками ( лучниками критянами и агрианами ) и другая, паралельно идущей колонне фессалийских всадников, опоздавшей к началу боя, и вышедшей выше, аккурат в расположение отряда персидской конницы под командованием фригийского сатрапа( предположительно ). Во втором варианте колонна одна, но вслед македонской конницы идут фессалийцы, а лишь затем стрелки. Да, но тогда в таком варианте персы увидили бы всю массу вражеской конницы, ее огромное численное превосходство, и перемещение фессалийской конницы вдоль берега с концентрацией для удара против правого персидского фланга, что не могло не произвести удручающее деморализующее воздействие на персидскую конницу, которая занимала позицию по фронту не более 1000 метров... Царская агема во главе с Александром, развернувшись в боевое построение, встает напротив левого крыла персов, которое несколько смещено влево относительно македонян ( видимо на персидском берегу было какое либо препятствие, отсутствовавшее на противоположном македонском берегу, что ставить там всадников не имело смысла ), а остальные илы, занимают позицию за царской, одна за одной ( остальные илы имеют численность в два раза меньшую, чем царская, 200 всадников ), таким образом образуя глубокую колонну. Персидская конница на левом крыле состоит из конных отрядов лидийского сатрапа, и конных отрядов под командованием зятьев Дария, возможно присланных самим персидским царем, а возможно, это конные отряды из Каппадокии. Общая численность этих подразделений, занимавших центр и левое крыло, не может превышать 800 всадников, из которых на левом крыле могло стоять до 400-500 всадников. Почему так, а не больше? Да потому, что тех несколько минут, что в одиночестве сражалась царская агема из 400 всадников во главе с македонским царем, почти со всей персидской конницей левого крыла, усиленной перед сражением за счет центра, хватило, чтобы выдержать атаку персидской конницы, до подхода остальных македонских конных подразделений - таким образом многократного локального превосходства со стороны персов не было.
Конница фригийского сатрапа, вероятней, занимала позицию, правее и выше, возможно на некотором расстоянии от центра, разделяемая каким либо препятствием, которую в свою очередь в дальнейшем атаковала фессалийская конница. Также возможно, что к ней примыкала пафлагонская конница, но скорее всего она отсутствовала. Их общая численность могла составлять до 800 всадников при условии присутствия пафлогонцев, ну а если она отсутствовала ( есть намек на нейтралитет пафлагонской знати ), то правый фланг состоял из примерно 400 всадников - конная дружина самого фригийского сатрапа. Но в любом случае эти отряды персидской конницы не приняли участие в сражении, а без боя покинули позицию, едва завидев массу фессалийской конницы, двинувшейся на них ( а другой причины просто не существует ). Вероятней всего, это произошло сразу же после наметившего поражения левого крыла и центра персидской конницы. Самоубийство фригийского сатрапа Арсита, последовавшее после поражения при Гранике, хорошо объясняется именно уходом без боя, проявленной трусостью, позорным бегством, всеобщему осуждению, что на фоне других павших проявивших мужество и отвагу персидских военачальников особенно контрастно. Ведь к отважно сражавшему, но уцелевшему и бежавшему с поля боя Мемнону вопросов и осуждения не было, не так ли?

Ну вот собственно и все. Ход боя прост и незамысловат. Царская агема во главе с Александром переходит реку и идет на помощь разведовательной группе, прошедшей по руслу реки Граник,  на виду у персов изучавшей русло реки для фронтальной переправы основных сил, и атакованной с противоположного берега персидскими всадниками ( в тех местах, где они были ближе к воде ).
Последовала контратака персидской конницы, и прорыв группы персидских военачальников к Александру. Вероятней всего, стоящие на флангах персидские всадники присоединились к атаке и полуокружили царскую агему, на очень короткий промежуток времени. В любом случае, несмотря на вроде как локальное численное превосходство, прорвать строй и разгромить царскую агему и убить Александра за те несколько минут, что она сражалась в отрыве от других македонских ил, персам не удалось - значит локальный перевес над царской агемой Александра был не многократный, если вообще был.
Но тем не менее персидский план как ни странно сработал - у них был реальный шанс убить в сражении Александра. Вероятней всего, принятие такого плана ( поставить все на карту с целью убийства македонского царя в сражении ) подсказала персам судьба Кира Младшего, когда, несмотря на победу его армии над армией Артаксеркса 2, он сам погиб в сражении и обессмыслил тем самым греческое вторжение ( большую часть армии Кира Младшего составляли греческие наемники под командованием спартанского полководца Клеона ).

Дальше все ясно. Подошедшие илы македонской конницы "из-за" спин всадников царской агемы сначала остановили персидский натиск на флангах, а затем, другие илы, обойдя место локальной битвы, прорвав ослабленный их фронт в центре,  с фланга атаковали персидские подразделения. В довершении сражения персидская конница подверглась массированному обстрелу со стороны македонских стрелков, критян и агриан, вышедших на берег после его очищения македонскими всадниками, возможна часть их сумела обойти персидский левый фланг ( сообщение о перемешивании македонских всадников со стрелками надо считать курьезом, ни к чему хорошему такое "перемешивание" в атаке не ведет, а приведет лишь к попаданию под копыта коней стрелков ). Потеряв почти всех военачальников, атакуемая с фронта и с фланга македонскими всадниками, имевшими большой численный перевес, и подвергаемая к тому же обстрелу македонскими стрелками ( персидские всадники находились на возвышенном берегу, и представляли отличную цель ), персидская конница покинула поле битвы. На противоположном крыле персидская конница фригийского сатрапа как я ранее уже писал без боя покинула место сражения, увидев выходящую с противоположной долины на нее боевую колонну фессалийской конницы числом в 1500-1800 всадников, и имевших большое численное превосходство.

План Александра таким образом был прост - разгромить персидскую конницу, стоящую в отрыве от греческих наемников, оттянув на царскую агему с собой во главе ложным ударом по левому крылу персов большую часть и так немногочисленной и уступающей в численности македонцам персидской конницы, и обойти остальными илами по руслу реки или противоположному берегу место локального сражения и ударить всей массой своей конницы по центру персидской конницы, и выйти на оперативный простор ( обойти левый фланг персов судя по всему не представлялось возможным, было какое то препятствие ), создав на направлении главного удара 3-4 кратное превосходство, 1000-1200 македонских всадников против не более 300-400 персидских всадников центра.

Довершил разгром персов появление фессалийской конницы, и уход без боя правого крыла персидской конницы, возглавляемой сатрапом Фригии Арситом - он не пришел на помощь попавшему под каток македонской конницы центру, и попавшему в западню левому крылу.

Когда был осуществлен разгром греческих наемников персов, сразу же, или на следующий день, или через день, не столь важно, хотя стоявшие на возвышенностях греческие наемники определенно представляли собой трудную цель для конных македонских и фессалийских отрядов, в условиях вечернего времени ( конница никогда не пыталась атаковать пехоту, стоящую на холмах в оборонительном построении, тем более тяжелую ). Так что наемники имели все шансы продержаться до наступления темноты и прорваться на юг или восток ).

Теперь же пройдемся по потерям. Македонцы согласно древним историкам потеряли убитыми в ходе битвы 25 гейтаров, 60 других всадников и 30 пехотинцев. Если понимать под гейтарами воинов из царской агемы ( что в общем логично, скорее всего в течении похода термин гейтары был перенесен на все подразделения македонской конницы, или уже древние историки, да и сами очевидцы похода Александра перестали делить македонскую конницу на гейтаров царской агемы и остальных ), а 60 остальных всадников - воинами из других македонских ил, и учитывая, что сражение было коротким, то эти данные вполне правдоподобны ( в них конечно не учитываются умершие в дальнейшем от ран и трамв ), и эти потери кстате хорошо коррелирует с противостоявшей Александру небольшой по численности персидской конницей левого крыла и центра, общим числом до 800 всадников ( а скорее всего и меньше, примерно 400 всадников на левом крыле, до 300 всадников в центре ).
25 погибших гейтаров от 400 всадников царской агемы - вполне разумные потери в коротком конном бою, что описали нам древние историки. Из остальных 60 всадников основные потери понесла разведовательная группа, почти полностью погибшая. Количество же раненых, погибших от ран, и оставшихся на всю жизнь калеками остается нам неизвестным, и гадать здесь бесполезно.

Данные же по персидским потерям у древних историках совершенно определенно многократно преувеличены, как и сама численность персидской армии, в пропагандистких целях. Уверенно можно лишь сказать, что персидские потери составили не менее 300 всадников, убитыми и взятыми в плен ( уцелевшими ранеными, оставшимися на поле боя, врятли македонские всадники брали персов в плен в ходе самого боя, обозленные потерями и разгоряченные битвой ) - ведь 300 персидских доспехов были подарены Александром Афинам в качестве почетных трофеев сразу же после победы над персами при Гранике. Такие высокие потери ( относительно не более 600 - 800 участвовавших в бою персидских всадников ) можно объяснить, что персы попали в полукольцо, прорвав персидский центр, македонцы вышли во фланг и тыл левому крылу персидской конницы. Таким образом, даже при потери 300 всадников  это сражение стало полной катастрофой  для немногочисленной персидской конницы .

В заключении отмечу, что представленная мною реконструкция кардинально отличается от всех ранее озвученных реконструкций сражения при Гранике, и хорошо коррелирует как с приведенными македонскими потерями, так и боем "один на один" царской агемы Александра со всем левом крылом персидской конницы, которое Александр и его гейтары выдержали, а перелом принесли обходящие слева и справа место сражения царской агемы с персами остальные македонские илы, так и тем обстоятельством, что сражение произошло с ходу, а с ходу большими массами пехоты атаковать вражескую армию просто невозможно, с ходу могут атаковать лишь мобильные конные подразделения и небольшие пехотные подразделения.
Tags: Александр Македонский, Граник, Персия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments